Суть Событий

34 подписчика

Свежие комментарии

  • Teodor
    А этот перечень для сайта, для коллекции, для СМИ или для Правительства? А Правительство его выполнять собирается или...Президентом Влад...
  • Татьяна Ларина
    А я наоборот, День рождения не люблю, а Новый год самый любимый праздник всей моей семьи, как и День Победы.Алена Свиридова о...
  • Татьяна Ларина
    Да нормально она выглядит. Кстати, довольно симпатичная. Поклонники разоча...

Борис, ты прав! И Кэрри - тоже

Борис, ты прав! И Кэрри - тоже

Победа консерваторов на состоявшихся выборах в британский парламент означает не только, что Соединенное королевство в следующем году стопроцентно выйдет из Евросоюза. Этот грандиозный успех стал еще и личным триумфом — нынешнего лидера «тори» Бориса Джонсона, который рискнул, все поставил на кон, и выиграл. Доказав всем своим многочисленным критикам, что за нелепой внешностью не знакомого с расческой любителя женского пола и бузетера на самом деле скрывает умный интриган и искусный политик.

Если бы не существовал Борис Джонсон, его обязательно нужно было придумать хотя бы для того, чтобы увеличить тиражи таблоидов во всем мире. И действительно, сегодня нет более забавного зрелища, чем наблюдать за тем, как британский премьер-министр на пару со своей молодой подругой дают прикурить закостеневшему британскому правящему классу.  

Люди из «рагу» 

Вожди Туманного Альбиона, будь те простыми королями, или всесильными премьерами, издавна отличались любвеобильностью и плодовитостью. Содержать одновременно несколько любовниц, и признавать всех «бастардов» на стороне для английской элиты всегда было в порядке вещей. Только там мог появиться король Карл II Стюарт , у которого, как утверждают, было 200  любовниц и 30 внебрачных отпрысков. И ни одного законного наследника — ведь за всю свою жизнь король так не заставил себя прикоснуться к нелюбимой и некрасивой законной супруге. А национальный герой — победитель Наполеона , тоже побывавший в премьерском кресле - герцог Веллингтон прославился еще и тем, что во всех военных компаниях его сопровождал настоящий гарем во главе с его метрессой — герцогиней Ричмондской.

Именно в таком специфическом королевстве, как Великобритания, на посту премьера однажды оказался Дэвид Камерон - потомок короля Георга IV (от одной из 56 его любовниц), который в свою очередь женился на правнучке в десятом поколении того брезгливого Карла. Ввергший Британию в первую мировую войну, лорд Асквит оставил после себя целую дюжину незоконнорожденных детей. От одного из которых на свет появилась будущая звезда Голливуда - Хелен Бонем-Картер, а от другого  -  сексапильная блондинка Кэрри Саймондс. Последняя оказалась теперь у всех на устах, после того, как открыто стала жить с премьер-министром Борисом Джонсоном. Впервые за многовековую историю резиденции на Даунинг-стрит, 10, хозяйкой там стала нежена главы кабинета, а как теперь называют Саймондс на островах - «партнерша» премьер-министра. 

Даже на ярком фоне потомков королевских бастардов Борис Джонсон всегда выделялся невероятной мешаниной в своей родословной. Там у него не просто солянка, а настоящее «ирландское рагу» . На свет будущий премьер появился в Нью-Йорке, получив по праву рождения американское гражданство. По отцовской линии Борис ведет родословную от одного из турецких султанов и...  российского императора Павла I , по матери — легендарного вождя чеченских  повстанцев Шамиля и королевы Виктории. При этом родители дали ему столь странное для англичанина имя Борис в честь русского управдома, который  за простое спасибо однажды отремонтировал в их квартире канализацию. Кто же мог тогда представить, что со временем из светловолосого увальня вырастет самый скандальный политик в Европе.

Неугомонный 

Задолго до того , как Борис Александр де Пфеффель - Джонсон ( так его зовут официально) —  был  избран  новым главой кабинета её Величества , этот упитанный блондин с копной вечно нечесаных волос заработал славу ловеласа и эксцентрика. Еще во время учебы в элитном Итонском колледже он успел наворотить в тихом Оксфорде столько, что его вспоминают там до сих пор. Особенно преуспел будущий премьер на любовном фронт, и, как утверждают, к концу учебы имел на своем счету примерно три десятка «трофеев». За что и удостоился от собратьев по Буллингтону своего первого веселого прозвища - «истребитель девственниц».

Кстати, на одной из них - наследнице миллионера-землевладельца Аллегре Мостин-Оуэн - сразу по окончанию «универа» Борис и женился. И прожил с ней четыре года, пока на горизонте не появилась Марина Уиллер. На фоне Аллегры та выглядела серой мышкой, зато была невероятно терпелива. Иначе бы не удержалась в браке с Джонсоном более 20 лет, родила ему четырех детей, и прямо стоически прощала ему все измены. Удивительная вещь -коллеги по партии постоянно осуждали Джонсона за «аморалку», наказывали «по партийной линии», газеты требовали от «ходока» пройти курс лечения от сексуальных излишеств, и только Марина всегда и во всем поддерживала супруга.

Но даже ее ангельскому однажды пришел конец. Это случилось весной 2016 года, когда супруга узнала, что Джонсон, в ту пору еще мэр Лондона, завел интрижку с одной из своих помощниц, годящейся ему в дочери — Кэрри Саймондс. Это был обычный для Бориса — адюльтер с хорошенькой блондинкой, и обычно Марина всегда реагировала спокойно на такие «шалости». Но в тот раз, что-то в бесконечно терпеливой женщине надломилось, и она закатила бурный скандал супругу, а потом и вовсе выставила его из дома. И прапраправнучка знаменитого Асквита с радостью воспользовалась неожиданно свалившимся на нее «шансом» прославиться на все королевство.

«Первая леди во грехе»

Прежде, чем зажить во «грехе» с чужим мужем Кэрри отчаянно пыталась сделать карьеру. Сначала в кино, но дальше массовок у нее не пошло. В современных танцах, с тем же успехом. И наконец, в изучении навыков политического пиара. Там ей повезло гораздо больше, и она получила должность младшего аналитика в штаб-квартире консервативной партии, где однажды и попалась на глаза тонкого ценителя блондинок Бориса.

Поначалу, Кэрри только строила ему «глазки» и осыпала комплиментами, Джонсон же в ответ активно продвигал «златовласку» вверх, сначала даже не требуя ничего взамен. Вот так всего за три года Кэрри прошла путь от младшей помощницы до руководительницы пресс-службы партии, и только после этого они позволили себе перейти от разговоров к делу. 

Отношения с женатым, многодетным, нелепо выглядящим политиком молодая женщина поначалу тщательно скрывала: отправляясь на очередное свидание, надевала парик и темные очки, меняла автомобили и съемные квартиры, всегда покидала очередное место встреч первой и как можно раньше. И никогда не контактировала с партнером на людях. Но все эти уловки конечно не помогли: многоопытные лондонские ищейки-репортеры вскоре застукали их, что называется, «с поличным». Разразился шумный скандал, главной виновницей которого пресса и народ объявили Кэрри, которая, мол, окрутила «бедного Бориса». Но к тому времени блондинка уже так цепко держала блондина в руках, что Джонсон не стал возвращаться к семье, а начал открыто жить со своей пассией в съемном доме. Этим он, конечно, до основания потряс моральные устои консервативной партии и вызвал резкое неудовольствие даже самой королевы. Но когда Британии потребовался решительный вождь, который бы смог вытянуть страну из трясины Брексита или, что более вероятно, затащить Соединенное королевство в самую топь — результата надо еще подождать — в правящей партии все сразу вспомнили о единственном политике, который мог бы решить проблему Брексита так же просто, как Александр Македонский вопрос с распутывание Гордиева узла.  Брексита. Хотя ни внешность, ни отсутствие моральных принципов, ни странное для англосакса имя казалось не оставляли ему больших шансов на успехов. 

Джонсон начал свое правление с того, что привез в знаменитую резиденцию на Даунинг-стрит, 10 Кэрри, которая быстро взяла под полный контроль работу правительства. Удалила молодых секретарш, заставила уйти в отставку всех, кто когда-либо критиковал ее, и, самое главное, притащила в дом на Даунинг-стрит, слывший многие века бастионом кошек-крысоловов, своего рассел-терьера. А заодно и поменяла все кровати в официальной резиденции — на более широкие и прочные. Вот так под скрип современных матрасов и мудрые советы своего «партнера» Борис и начал вытаскивать Британию из болота, в которое королевство пока опускается все глубже.

 Фото: GlobalLookPress via ZUMA

Победа над «последним троцкистом»

Вряд ли бы Джонсон смог добиться столь выдающего триумфа на выборах, если бы главную оппозиционную партию — лейбористов не возглавлял странный (даже на фоне Бориса) субъект по имени Джереми Корбин. С виду вроде интеллигентный дядечка с симпатичной бородкой, а на самом деле  тот еще фрукт. Даже не просто левак, а самый настоящий троцкист, к тому же ненавидящий США и НАТО. Как ему удалось прибрать к своим рукам одну из старейших партий в Европе, всегда славящейся умеренностью и аккуратностью, это отдельная история. Главное, что этот пламенный трибун с разбега угодил в яму, выкопанную ему Джонсоном и согласился пойти на выборы, хотя последние полгода безнадежно уступал по всем рейтингам Джонсону целых двадцать процентов. И поставленное перед историческим выбором население Британии — «милый» шалопай-бабник с жестким Брекситом или неистовый левак с мягким — конечно же, проголосовало за Бориса. 

Борис оказался прав. Хотя бы потому, что Джереми в глазах британцев не прав еще больше.

Игорь Волков

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх